Аренда при смене собственника

Всегда ли арендатор остается арендатором после смены собственника имущества

Переход прав на сданное в аренду имущество к иному лицу автоматически влечет и смену арендодателя по договору. Однако, несмотря на императивность данного правила, установленного в ГК РФ, при его применении все же возникают трудности. Самая распространенная — исполнение арендатором обязательства по внесению арендной платы в пользу нового контрагента. Но есть и другие вопросы: например, правомерен ли переход прав на имущество, если он влияет на права арендатора? Могут ли стороны установить, что смена собственника является основанием для прекращения арендных отношений? Ответы на них можно найти в судебной практике1.

Гражданский кодекс РФ предусматривает для арендаторов имущества специальный «механизм защиты» на случай перемены арендодателя по договору. Переход права собственности (а также хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненного наследуемого владения) на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды (п. 1 ст. 617 ГК РФ). Такое правило обеспечивает стабильность правового положения арендатора, который может рассчитывать на использование арендованного имущества на прежних условиях на протяжении оговоренного срока независимо от того, сменился арендодатель или нет.

Переход права собственности на арендуемое имущество влечет перемену стороны в договоре аренды независимо от внесения таких изменений в договор и их государственной регистрации, если она требуется. Договор аренды при этом своей юридической силы не теряет (постановление АС Западно-Сибирского округа от 11.09.2015 № Ф04-22735/2015 по делу № А27-16794/2014).

Норма п. 1 ст. 617 ГК РФ не применяется к договорам аренды, подлежащим государственной регистрации, но не прошедшим ее. Права, предоставленные лицу, которое пользуется имуществом по такому договору, не могут быть противопоставлены им третьим лицам. В том числе к отношениям такого лица и нового собственника имущества не будет применяться правило о сохранении договора аренды. Данную позицию несколько лет назад высказал ВАС РФ (п. 14 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды»), и арбитражные суды в настоящее время руководствуются ею при разрешении споров (см., например, постановление АС Центрального округа от 06.08.2015 № Ф10-2597/2015 по делу № А64-7402/2014).

Стороны могут сами отменить сохранение арендных отношений при смене собственника

Правило о сохранении арендных отношений при смене собственника арендуемого имущества, установленное в п. 1 ст. 617 ГК РФ, работает не всегда. Например, в силу принципа свободы договора стороны могут согласовать такое основание для расторжения договора аренды, как принятие арендодателем решения продать имущество. АС Северо-Западного округа рассмотрел спор, в котором истец основывал свои притязания именно на таком договорном условии (см. постановление от 24.06.2015 № Ф07-2887/2015 по делу № А56-43118/2014). Так, две организации заключили договор аренды, в котором установили, что арендодатель имеет право в одностороннем внесудебном порядке отказаться от исполнения договора в случае принятия решения о продаже помещения, уведомив арендатора за три месяца до даты расторжения договора. Первоначальный арендодатель указанным правом не воспользовался, однако покупатель недвижимости, ставший арендодателем, в свою очередь решил продать имущество и на этот раз воспользоваться возможностью расторгнуть договор на этом основании. Арендодатель направил арендатору соответствующее уведомление, а также оповестил о необходимости освободить помещение по истечении трех месяцев с даты получения уведомления. Поскольку арендатор это уведомление проигнорировал и продолжил пользоваться имуществом, арендодатель обратился в суд с иском об обязании ответчика освободить помещение. Суд встал на сторону арендодателя, проигнорировав доводы арендатора о том, что решение продать недвижимость является фиктивным, носит предположительный характер, поскольку основанием для прекращения договора является решение арендодателя продать объект, а не его фактическое отчуждение.

Еще одно исключение из правила о сохранении договора аренды при смене собственника имущества упоминается в постановлении АС Восточно-Сибирского округа от 15.05.2015 № Ф02-2037/2015 по делу № А19-13919/2013 (в передаче в Судебную коллегию ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства отказано Определением от 21.09.2015 № 302-ЭС15-11185). ООО заключило с территориальным управлением Министерства имущественных отношений РФ договор аренды рекламных мест, расположенных на гидротехническом сооружении — гребне плотины. Спустя некоторое время сооружение было приобретено в собственность ОАО, о чем арендатор рекламных площадей был уведомлен, в связи с чем направил новому собственнику письмо с просьбой сообщить реквизиты для перечисления арендной платы. На что ОАО ответило, что в предоставлении рекламных мест не заинтересовано. Новый собственник неоднократно требовал демонтировать рекламные конструкции, и поскольку арендатор это требование не выполнил, ОАО обратилось в суд. Суды посчитали, что ни ГК РФ, ни Федеральным законом от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» не установлено, что при переходе права собственности на недвижимость, к которой присоединяется рекламная конструкция, к другому лицу, договор на установку и эксплуатацию рекламной конструкции, заключенный с предыдущим собственником, автоматически прекращается и необходимо такой договор перезаключить с новым собственником по правилам п. 1 ст. 617 ГК РФ. В то же время в законодательстве не сказано о том, что при смене собственника имущества договор на установку и эксплуатацию рекламной конструкции с момента перехода права собственности на недвижимость к иному лицу прекращается автоматически. Поэтому в такой ситуации юридически значимым обстоятельством является волеизъявление нового собственника недвижимости на продолжение отношений с владельцем рекламной конструкции или их прекращение. В данном случае новый собственник сообщил о своем намерении прекратить арендные отношения, потому иск о понуждении арендатора демонтировать расположенные на гребне плотины рекламные конструкции был удовлетворен.

Повышать ставки арендной платы новый арендодатель сможет так же, как и прежний

При смене собственника имущества, являющегося предметом договора аренды, происходит замена стороны в обязательстве — на место прежнего арендодателя приходит новый. Поскольку переход права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления) не изменяет и не прекращает договор аренды, то новый арендодатель пользуется теми же правами и несет те же обязанности, что и его предшественник. В частности, новый арендодатель с момента перехода к нему прав на предмет аренды приобретает право на получение доходов от сдачи такого имущества в аренду независимо от того, ставился ли вопрос о переоформлении договора аренды (п. 23 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»).

Обязательства арендатора по внесению арендной платы — наиболее распространенная причина судебных споров при смене собственника имущества (основываясь на судебной практике, сложившейся за последний год). Если арендатор, не уведомленный о смене собственника арендованного им имущества, продолжает вносить арендную плату в пользу бывшего арендодателя, который таковым уже не является, то «исправить ошибку» может новый собственник, взыскав с предшественника полученные доходы как неосновательное обогащение (постановление АС Поволжского округа от 21.01.2016 № Ф06-4803/2015 по делу № А55-7559/2015). Добросовестному арендатору при этом какие-либо санкции не грозят.

Если же арендатор свои обязательства по внесению арендной платы не исполнял, обосновывая это тем, что не знал реквизитов нового арендодателя, вовсе не знал о смене арендодателя, или тем, что в договор не были внесены соответствующие изменения, то при отсутствии доказательств перечисления средств прежнему контрагенту новый собственник вправе потребовать от арендатора также уплаты неустойки за период с даты государственной регистрации права собственности (постановления АС Северо-Кавказского округа от 29.01.2016 № Ф08-10037/2015 по делу № А32-38869/2014, от 24.02.2015 № Ф08-10904/2014 по делу № А32-4481/2014, Московского округа от 16.03.2015 № Ф05-1611/2015 по делу № А40-16970/14, Северо-Западного округа от 15.10.2015 № Ф07-6837/2015 по делу № А26-6761/2014).

Поскольку при автоматической смене арендодателя в силу правила п. 1 ст. 617 ГК РФ арендные правоотношения не прекращаются, хоть и изменяется их субъектный состав, то новому арендодателю, который намерен взыскать задолженность с арендатора, следует обращаться с иском о взыскании задолженности по договору, а не суммы неосновательного обогащения, поскольку последнее представляет собой деликтное обязательство. Такие выводы отражены в постановлениях АС Западно-Сибирского округа от 24.06.2015 № Ф04-20498/2015 по делу № А27-18107/2014 и Центрального округа от 09.12.2015 № Ф10-4426/2015 по делу № А35-1303/2015.

Не прерывает арендных отношений и предложение нового арендодателя заключить новый договор взамен старого (Определение ВС РФ от 16.01.2015 № 309-ЭС14-8874 по делу № А76-14481/2013). Исключением является случай, когда после смены арендодателя срок договора аренды истек, но между сторонами сложились фактические отношения. В такой ситуации в деле о взыскании платы за пользование помещением суды применяют нормы о неосновательном обогащении (постановление АС Уральского округа от 10.09.2015 № Ф09-5952/15 по делу № А47-8883/2014).

Обратиться в суд с требованием о взыскании задолженности по арендной плате вправе лишь арендодатель. Потому если с требованием о взыскании долга, образовавшегося после перехода права на имущество, обращается прежний арендодатель, то решение суды выносят не в его пользу (постановления АС Московского округа от 03.06.2015 № Ф05-6065/2015 по делу № А41-60332/14).

При смене арендодателя в связи с переходом права собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления или пожизненного (наследуемого) владения новая сторона договора приобретает не только право на получение арендной платы, но и иные предусмотренные договором права, например право пересматривать размер такой платы (постановление АС Северо-Западного округа от 23.12.2015 по делу № А42-2158/2015).

Передачу предмета аренды в хозяйственное ведение оспорить нельзя, а в оперативное управление — можно

Как было сказано выше, п. 1 ст. 617 ГК РФ устанавливает правило о сохранении договора аренды в силе не только при смене собственника имущества, но и лица, которому предмет договора аренды передан в хозяйственное ведение или оперативное управление. При этом в судебной практике довольно часто встречаются попытки арендаторов оспорить передачу имущества государственным или муниципальным собственником в хозяйственное ведение. Обычно такие попытки успеха арендаторам не приносят — суды приходят к выводу, что передача имущества в хозяйственное ведение третьему лицу на права и обязанности арендатора не влияет, а потому он не является заинтересованным лицом, которое может оспорить нормативный акт о передаче имущества в хозяйственное ведение. К таким выводам пришел, в частности, АС Центрального округа в постановлении от 09.03.2016 № Ф10-67/2016 по делу № А84-1083/2015, указав, что передача имущества собственником в хозяйственное ведение унитарному предприятию не влечет за собой изменения или расторжения действующего договора аренды. Аналогичная позиция выражена в постановлениях АС Уральского округа от 01.04.2015 № Ф09-10177/14 по делу № А76-28621/2013, от 20.07.2015 № Ф09-4958/15 по делу № А76-17899/2014.

Передача имущества в оперативное управление по общему правилу также не влечет изменения или расторжения договора аренды, в связи с чем такая сделка не освобождает арендатора от исполнения обязательств по договору, в том числе по внесению арендной платы. АС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 13.05.2015 № Ф02-1697/2015 по делу № А19-11104/2014 отметил, что с момента государственной регистрации права оперативного управления новый арендодатель как лицо, уполномоченное сдавать имущество, переданное в оперативное управление, в аренду и получать доходы от использования такого имущества, независимо от того, был договор переоформлен или нет, прошел государственную регистрацию или нет, независимо от того, какие дополнительные соглашения были подписаны сторонами, в силу указания закона, приобретает права арендодателя по договору аренды.

Однако есть и исключения из этого правила, когда передача имущества собственником в оперативное управление нарушает интересы арендатора, относящегося к субъектам малого и среднего предпринимательства. Дело в том, что такие субъекты при выполнении определенных условий (срок аренды, отсутствие долгов по арендной плате, площадь арендуемых помещений, статус помещений) при возмездном отчуждении арендуемого имущества из собственности субъекта РФ или муниципального образования имеют преимущественное право на приобретение такого имущества по цене, равной его рыночной стоимости и определенной независимым оценщиком в порядке, установленном законом (ст. 3 Федерального закона от 22.07.2008 № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», норма действует до 1 июля 2018 г. — Примеч. ред.).

В то же время право преимущественного приобретения не распространяется на объекты недвижимости, находящиеся в оперативном управлении (подп. 3 п. 2 ст. 1 Закона № 159-ФЗ). Потому даже при сохранении арендных отношений в силу п. 1 ст. 617 ГК РФ передача объекта аренды в оперативное управление может ущемлять интересы арендатора (постановление АС Уральского округа от 22.06.2015 № Ф09-3438/15 по делу № А50-17955/2014).

Препятствием для реализации преимущественного права выкупа арендуемой государственной или муниципальной недвижимости субъектами малого и среднего бизнеса может также стать временное выбытие такого имущества из собственности муниципалитета. Подобные ситуации несколько раз за последний год становились поводом для судебных разбирательств в Поволжском округе. Так, недвижимое имущество сначала передавалось в пользование арендатору, затем в качестве вклада в уставный капитал третьего лица переходило в его собственность и после вновь передавалось первоначальному собственнику — муниципальному образованию. Последний обосновывал отказ в в реализации преимущественного права на выкуп арендованных помещений тем, что арендатор не пользовался имуществом в течение срока, необходимого в соответствии с законом для реализации указанного права. Однако при рассмотрении спора судьи учитывали, что имущество из владения субъекта малого или среднего предпринимательства не выходило, он фактически им пользовался, значит, оснований для отказа нет (постановления АС Поволжского округа от 05.02.2016 № Ф06-4455/2015 по делу № А65-14550/2015, 22.12.2015 № Ф06-3377/2015 по делу № А65-10369/2015, от 17.09.2015 № Ф06-260/2015 по делу № А65-31717/2014, от 15.09.2015 № Ф06-146/2015 по делу № А65-4886/2015, от 02.07.2015 № Ф06-25746/2015 по делу № А65-29007/2014, от 14.04.2015 № Ф06-22469/2013 по делу № А65-21951/2014, от 17.02.2015 № Ф06-20468/2013 по делу № А65-12040/2014, от 05.02.2015 № Ф06-19850/2013 по делу № А65-13441/2014, от 20.01.2015 № Ф06-19733/2013 по делу № А65-10200/2014).

1 Обзор составлен на основе постановлений судов кассационной инстанции, вынесенных после 01.01.2015.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *